Общее·количество·просмотров·страницы

четверг, 27 сентября 2012 г.

Дом


                                                                    Irina Kutina        8 июля 2012 г., 0:29
  "  ...Пару лет назад пришла к выводу, что "советское" воспитание создало много моральных проблем для женщин. Я, кстати, чуть старше вашей первой дочери. Так вот: не помню того, чтобы мне когда-нибудь говорили о том, что я стану мамой и женой и это будет моя главная "роль". Напротив, всё было построено на том, что надо закончить школу, поступить в институт, найти хорошую работу, и ни слова о том, что надо будет готовить, стирать и вести хозяйство!
Моё "озарение" случилось после очередной прогулки около песочницы с такими же мамашками, которые, как и я, сетовали, что, мол, как всё это достало, быстрее бы на работу.
И вот с тех пор я озадачилась, как и что говорить девочкам, чтобы им потом не было так мучительно и тяжело нести свою женскую долю?
Я знаю, один психолог сказал, что надо сначала самой полюбить свой дом и свои обязанности, а потом и детей приучать к этому...
Напишите, пожалуйста, об этом пост!!!"


                                                                     Алечка         17 июня 2012 г., 13:39
   "...А еще у меня давно вопрос такой назревает, как же вы совмещали вашу работу по дому, шитье и воспитание детей? Вот так почитаешь в блогах, кто-то по таймеру работает, кто-то по дням недели, кто-то по часам и т.д. и т.п. А как вы могли совмещать шитье и дом?"

--------------------------------------------------------------------------------------------

    Дом - слово всеобъемлющее. Значений у него множество, начиная с буквального смысла  "строение", продолжая переносными толкованиями "очаг", "семейный уют" и заканчивая святым понятием последнего приюта на небесах: "домой" - значит к Богу.
  Любитель рыться в происхождении и значении слов (как я, например) найдёт ещё десятки понятий, выражающихся кратким написанием "дом", а обожатель песенного творчества советского периода (и это опять я) вспомнит огромное количество прекрасных песен о родном доме, "начале начал".
   Не зря дети, едва научившись держать карандаш, рисуют домик, ещё не умея выразить словами своё понимание главных вещей на земле: мама, дом, семья.
   А какое счастье оказаться в родных стенах после дальних и трудных дорог!

   И вот это святое для всех место на земле - дом - дано в управление нам, женщинам - матерям, жёнам, бабушкам.
  Прекрасно, если женщина хорошая хозяйка, что, впрочем, чаще всего и бывает. Но куда важней её духовная роль в семье, роль хранительницы домашнего очага не только в буквальном, но и в переносном смысле.

  Для меня образцом такой хранительницы является моя мама, которой нет с нами уже четырнадцать лет. Так и вижу её крутящейся у горячей печки, успевающей и супов-запеканок наготовить на день, и поросят накормить, и на работу примчаться к восьми в свою бухгалтерию (вторая профессия после воспитателя детского сада).
  А ближе к вечеру мы с бабушкой всё чаще подходили к окну, высматривая, не появится ли из-за дальних огородов знакомая спешащая домой фигурка с хозяйственной сумкой в руке. И когда возникала эта долгожданная картина, меня охватывала радость, и даже баба Надя весело улыбалась: ведь сейчас дом оживёт, наполнится привычной суетой, хлопотами, звоном кастрюль, сопровождающимся, между прочим, прекрасным вокалом. Я заглядывала в сумку, надеясь найти там что-нибудь поинтереснее торчащей булки хлеба: советская пищевая промышленность не радовала разнообразием, "белочка" была недоступна по цене, и "дунькина радость" хоть как-то украшала детство. Зато мама виртуозно управлялась с тестом, и пышные булочки вылетали из её рук, как с конвейера, а дом наполнялся нежным ароматом и теплом.

  Позже приходил папа "из дворца" - он был режиссёром самодеятельного театра Дворца Культуры - истинного культурного центра нашего районного городка (кстати, мама успевала и в его спектаклях играть), и мама, несмотря на бесконечные хлопоты по хозяйству, умудрялась и ему угодить, и выслушать пространные речи, и приструнить вовремя, когда он уж совсем почувствует себя на сцене. А я была постоянным зрителем этой пьесы жизни.
  Конечно, в домике на окраине было много и мужской работы, и папа делал её со знанием дела и с большой ответственностью. Но режиссёром в доме была мама, и папу это вполне устраивало: "Вот мамка придёт, она решит", - отвечал он на мои вопросы-просьбы.

С мамой. Мне 6 лет.
  Из-за разницы в возрасте с моими старшими братом и сестрой, которые уехали учиться, я, фактически, росла одна. Бабушка не очень утруждала меня работой по кухне, так как ей самой хотелось быть полезной в семье. Я долго не знала, откуда берётся "жижка" в супе (позже очень удивилась, когда мне сказали, что это простая вода!). Почти не приходилось возиться с посудой до определённого возраста. Часто вспоминаю и рассказываю детям, как баба Надя тёрла на мелкой тёрке гору картошки, предварительно почистив её с огромной скоростью, а я с нетерпением ждала первые румяные драники, обожаемые мною тогда и до сих пор. Конечно, у меня были обязанности по дому: уборка, мытьё пола, прополка грядок и многое другое. Но самую нудную и не очень приятную для ребёнка работу делала бабушка. Может, поэтому я сейчас хорошо отношусь к кухне и где-то даже люблю.

  После отъезда из родного гнезда на учёбу у меня долго не было своей крыши над головой, что не очень тогда тяготило. Мы и с мужем познакомились в походах по нашим сибирским красотам. Но как только мы стали родителями, мечта о своём доме стала главной. В советское время снять комнату было невозможно - аренда квартир была таким же дефицитом, как кофе и апельсины: если повезёт. Не забуду, как я, забрав Танюшку из яслей, бродила с ней зимним вечером вдоль многочисленных светящихся окон и завидовала  семьям, живущим за цветными занавесками - а мы должны были срочно покинуть очередной приют, так и не найдя другого.

  Зато каким счастьем стало получение своей первой, хоть и однокомнатной, квартиры! Вселились мы туда уже с двумя детьми, но не передать словами, как мы радовались. Я просыпалась утром и просто ходила по подсобным помещениям, не веря, что они только наши и дети могут играть и на кухне и даже в ванной, никому не мешая. Нам удалось так всё устроить в единственной комнате, что в ней неплохо размещались уже четверо детей!
  Впоследствии наш дом не раз расширялся, и всегда это было огромной радостью.

  Мы с мужем всегда любили быть дома, часто и готовили, и стирали вместе (не было ещё автоматов), и посуду мыли дружно, не разделяя обязанности на женские и мужские. Дети, конечно, помогали по мере своих детских силёнок, но главное, они видели пример, как легко можно управляться по хозяйству. Мне кажется, если заставлять ребёнка ежедневно делать самую нудную (для него, но не для взрослого) работу по дому, то можно ненароком привить отвращение к домашнему рутинному труду. Ведь мы, взрослые хозяйки, разбираемся с нашей кухней весело, на автомате - а дочери пусть это видят и время от времени участвуют в кастрюльных делах по желанию. Как говорят мудрые мамы - "ещё настоятся у плиты".

Катя
Надя
  Также и с уборкой: когда родители начинают дружно всё "драить", дети с удовольствием присоединяются, помогая взрослым во всём. Хотя в семье, где есть маленькие, "блеск" держится недолго. Я не могла требовать постоянного порядка от старших дочерей, у которых порой руки опускались, когда через полчасика после наведённой чистоты от неё оставались одни воспоминания. Это была непростая проблема:  желание подросших дочерей жить в чистоте и порядке разбивалось о способности маленьких братьев мгновенно всё разрушить и замусорить. Но я чувствовала, что самостоятельная жизнь в будущем всё уладит, и не слишком мучила старших дочерей уборкой за маленькими  любителями картины "После побоища".

Таня
  И вот дочери стали мамами и хозяйками собственных квартир и с удовольствием занимаются уютом, кормят вкусной и полезной пищей своих чад и мужей и никуда из дома не рвутся! Ведь дома так хорошо! Творческие профессии позволяют им работать не выходя за порог,  что и меня выручало в своё время.

Пока  мама шьёт.Таня за уроками
Катя вышивает для папы
  Получив более просторную квартиру, я стала работать надомницей, а вскоре и вовсе уволилась, устроив в одной из комнат маленькую мастерскую. Раскройный стол, две машинки и утюг - трудясь на любом из этих участков, я могла и с малышами пообщаться,  и школьникам с уроками помочь, и конфликт разобрать, и поручения раздать. Дети играли с лоскутками под жужжание машинки, которое они даже любили. И - в любой момент можно было пойти накормить свой "детский сад", а потом и самой попить чайку с газеткой. Работа сама приходила ко мне на дом, малышня радостно принимала гостинцы от добрых заказчиц, а я получала моральное и материальное удовлетворение.

  Мне кажется, что шум швейной машинки и запах утюга создают неповторимое очарование родного дома.  Особенно запах утюга. Возможно, это моё ещё детское восприятие того быта, когда бельё сушилось на верёвке в огороде даже зимой и при глажке (а мама гладила всё абсолютно!) источало сумасшедший аромат! И вот, пожалуй самое сильное воспоминание из детства - подготовка к Пасхе...

  В 60-е годы, когда страна активно готовилась к встрече коммунизма (к 80-му году!), празднование религиозных праздников было под запретом. Если в семье коммуниста осмелились покрасить яйца, бедняга на работе будет заклеймён позором. Но простой люд и не думал подчиняться партии, а мы жили "в своём доме" на окраине, среди того самого люда. Мои родители находились где-то посередине - "не партЕйные", но и не "из простых". Папа - работник культуры, а культура и религия - "непримиримые враги". Но как отказаться от Пасхи со всеми её атрибутами! И у мамы на всякий случай было оправдание: праздник делался ради бабушки, которая регулярно утром и вечером тайком-шепотком молилась на крохотную иконку, замаскированную в пестроте дешёвого коврика над кроватью. А на старых бабушек партия махнула рукой и даже оставила им кой-какие церквушки.


  Незадолго до Пасхи вся улица белила "избы" - и это был "закон"! Сейчас это удивительно, но мама каждый год белила извёсткой все три комнаты с кухней - ведь надо было отодвинуть всю мебель и всё абсолютно убрать! Огромная стирка, чистка, тряска. Помню, даже папа выносил на крыльцо свои многочисленные книги и хлопал их одна об другую, избавляя от пыли, в чём и я ему помогала. А тем временем на печке кипели яйца в луковой шелухе, а в печке пеклись булочки и румяные куличи. Из комнаты же шёл дурманящий запах того самого утюга, который с приятным шуршанием ездил по накрахмаленным покрывалам и занавескам. И вот, дом преображался...

  Все окна - а их только в зале было четыре - одевались в белоснежную отглаженную тюль. На дверные проёмы вешались льняные вышитые шторы, которые я помогала растягивать для устранения деформации после стирки. Бабушка доставала из сундука (настоящего, с замком) новые самотканые полосатые половики, которые пробрасывались по свежевымытому крашеному полу. Душистые ветки пихты (обязательно!) свешивались из-за портрета "Неизвестной" и "Последнего дня Помпеи". А в центре комнаты, на круглом столе с фигурными ножками, покрытом свежей крахмальной скатертью, в окружении тёмно-красных яиц красовался самый большой кулич, наполняя комнату "печёным духом", смешанным с лесным пихтовым запахом. Дом становился каким-то волшебным (в общем-то, от простых вещей), и мы с бабушкой с замиранием сердца присаживались у каждого окна на "венский" стул, чтобы полюбоваться с разных ракурсов на всё это великолепие.

Я с бабой Надей
 Надо сказать, что интерьер времён моего раннего детства был с лихвой переполнен текстилем, что, впрочем, создавало сказочный уют и тишину (даже папина сценическая речь отчасти поглощалась многочисленными складками "накидушек" и "задергушек"). Всё, что только было возможно накрыть и застелить, было накрыто и застелено. С комода и трюмо  свисали кружевные салфетки, поверх которых красовались "вазоны" с самодельными розочками из гофрированной бумаги (я сама их делала). Углы жаккардовой скатерти почти касались своей бахромой пёстрых половичков. Из-под покрывал на пышных кроватях выглядывали рукодельные подзоры, а сверху красовались подушки, уложенные "лягушкой", и, конечно же, спрятанные под полупрозрачной "накидушкой" в оборках! Что говорить о диване ещё того образца, с полочками для слоников - я сама одевала его в накрахмаленный белый чехол со сборочками, запихивая ткань под деревянную раму спинки. Даже на стулья мама шила белые чехлы, из-под которых торчали только ножки. С радиолы "Комета", от которой уже веяло новым стилем, свисала всё та же кружевная салфетка. А чего стоил знаменитый абажур с бахромой, скрывавший обыкновенную лампочку "Ильича"... Только, пожалуй, плательный шкаф оставался "голым", хотя  некоторые ярые любительницы уюта и его накрывали кружевами, которые свисали, мешая открывать дверцы (накидку каждый раз забрасывали наверх).

 Наш первый радиоприёмник - моя радость
  И вот, в этот тихий "мещанский" уют, существовавший в том или ином виде веками, резко ворвалась безликая полированная мебель, наполнив звоном и блеском пространство. Тогда это было мечтой, и я долго копила мелочь на новую тумбочку для радиоприёмника. Когда сумма стала "огромной", мы с папой пошли в магазин и купили её, жёлтенькую, на растопыренных чёрных ножках, за двадцать два рубля. Но ещё остались деньги, и я выбрала белую полочку для кухни за шесть рублей пятьдесят копеек. Наверное, это заслуга родителей, если ребёнок так любит свой дом, что с радостью отдаёт свою драгоценную копилку на общее благо, даже не подумав, сколько "белочки" можно съесть на эти деньги, не говоря уж о какой-нибудь желанной одёжке. Конечно же, в первую очередь, именно мама создавала добрую атмосферу, делая дом притягательным, мягко, но настойчиво управляя непростым папиным характером.

  Многие моменты из детства видятся отчётливо и сейчас - думаю, именно они показывают наглядно, как прививается любовь к своему дому. Например, однажды почти весь воскресный день мы с папой и мамой провели за разгадыванием кроссвордов - круглый стол был завален журналами "Огонёк" и томами "хрущёвской" энциклопедии. Помню, что было очень уютно. Также мы вместе с мамой участвовали в традиционном тогда разучивании песен по радио: мама быстро писала под диктовку диктора слова "Старого клёна", я потом ей подпевала, а бабушка слушала и улыбалась. Кстати, баба Надя очень любила петь, сидя за прялкой (!) в своей спаленке. А морозной зимой после катания с гор я отогревалась у тёплой духовки, в которой меня уже ждало запечённое до румянца картофельное пюре. Подобных приятных эпизодов можно вспомнить множество - именно эти, казалось бы, мелочи и делают дом надёжным тылом, который создаёт мудрая и добрая мама.

В палисаднике под ветвями черёмухи.Мне 12 лет

    Позже, в двенадцать лет, когда у меня возникла непреодолимая тяга к шитью, мама стала учить меня пользоваться машинкой, разрешила мне самой "раскромсать" первые отрезы ситца, показала, как обработать горловину и пройму - и летом я щеголяла в трёх платьях собственного производства. То есть, она учила меня делать то, что я хотела, не принуждая к кухонным делам. Даже своим необыкновенным умением стряпать мама поделилась со мной по моей просьбе, когда мне было уже лет тридцать.

  Теперь и у нас каждый год перед Пасхой "подходит" тесто в самой большой кастрюле, и куличи получаются почти такие же, как у мамы (её мастерство недостижимо) - и уже не вопреки, а в соответствии с законом!
  Так что, времена и порядки меняются, а дом и семья остаются. И, наверное, невозможно заставить дочерей любить свой будущий дом, просто приучая их к работе на кухне. Важнее "заразить" их семейным "духом", привить культ домашнего очага с детства.

  Когда росли мои дочери, я, конечно, так уж глубоко об этом не задумывалась. Я просто любила свой дом, всегда радовалась домашнему теплу, вернувшись из шумного внешнего мира под родную крышу. Да и дочери чувствовали себя дома лучше, чем на улице - по крайней мере, у подъездов никогда не выстаивали. Если детей тянет домой - а это зависит, в первую очередь, от мамы, - то и в будущем они с удовольствием возьмутся за строительство своего тёплого гнёздышка.

  Я ни в коем случае не предлагаю всем женщинам засесть дома навсегда и только и делать, что обхаживать семью и чистить до блеска кастрюли. Ведь вынужденное домоседство - участь мам маленьких детей. Но не все молодые женщины ценят такую уникальную возможность побыть свободной и независимой, заняться любимым делом, почитать хорошую книжку, укладывая ребёнка, а потом и вздремнуть вместе с ним, если не пришлось выспаться ночью. А малышу так нужна мама рядом, постоянно. Ну, хотя бы до трёх лет, а лучше подольше. Ведь именно в этот период и формируется человек, и ему пока необходим только дом, где покой и любовь родителей.

  Кажется, за своих внуков я могу быть спокойна. Все три дочери подчинили свою жизнь дому. Хотя до рождения детей у них была совсем другая жизнь. Катя делала живописные выставки, пела в академическом хоре, даже работала два месяца художником на фабрике в Канаде, куда могла снова поехать (поднимать канадское производство)) - но семья стала для неё дороже всего, а дом - объектом творчества и фабрикой одновременно. Дети купаются в родительской  любви, дом устроен, в первую очередь, для них: весь красочный и "детский". Младшая Надя тоже не отстаёт - дом расписала, шить начала, всякие "финтифлюшки" детям готовит к их восторгу, мужа-шоумена покорно ждёт с поздних свадеб-юбилеев. А ведь она всё ещё студентка-архитектор, но не отрывает детей от мамы в нежном возрасте, уже второй длительный "академ" выдерживает, и мы все только "за" - никакое образование не стоит слезы ребёнка. О старшей Тане вообще особая речь... Такая жизнь насыщенная у неё была - фортепьяно, хор, танцы, диплом театрального факультета, языки, поездки по Европе, диплом университета во Франции, интересная работа...  Но замужество и ребёнок перевернули всю её жизнь, и сейчас она от души наслаждается домом, покоем, общением с дочкой, даже кухней! Всё знает о продуктах и приучает мужа к здоровому питанию.

  Так хочется, чтобы все мамы были мудрыми, отцы заботливыми, а дети -  счастливыми... И каждый дом тёплым и любимым. Идеальный мир... Такого не бывает. Нас не всегда окружает добро... И только дом, образно называемый крепостью, способен укрыть человека от любых невзгод. А крепость эта держится, в основном, на плечах женщины. Вряд ли будет по-другому. И каждая мама передаёт дочерям своё отношение к дому, мужу, детям.

Мои родители в окружении внуков. Баба Нина учит вязать крючком
"Чаёк с газеткой" -  хорошо дома!
С младшим сыном и старшим внуком

Непрерывная цепочка... Немного грустно, что все мы - слишком короткие звенья в ней.
Но есть мысль, что человечество - это один человек, живущий вечно... Ну, вот и чудесно!